Этот сайт больше не обновляется. Перейти на действующий сайт "Собиз Инфо".

Мы в соцсетях:

Развиваться или выживать?

05 апр 2021

В Тамбовской области сняли почти все ограничения, связанные с коронавирусом, оставив лишь рекомендуемый режим самоизоляции для людей из группы риска. И, казалось бы, экономика должна ожить и задышать полной грудью, но пока процесс восстановления идет достаточно медленно. Чтобы понять, насколько пострадал мелкий и средний бизнес в нашем регионе, и какие меры поддержки он получал от государства во время пандемии, мы подготовили серию интервью с местными предпринимателями. Сегодняшняя статья расскажет о том, как выживала во время пандемии сфера услуг. На вопросы редакции согласился ответить исполняющий обязанности директора еврохимчистки «Мартини» Александр Попов.

- Александр, чтобы нашим читателям было проще ориентироваться в ситуации, расскажите немного о самом предприятии.

- Наше предприятие было зарегистрировано 20 сентября 2005 года, а непосредственно к работе мы приступили с 1 июня 2006 года. На сегодняшний день у нас есть 3 пункта приема в Тамбове и еще несколько по области – в Котовске, Сосновке, Мичуринске, Моршанске. На момент открытия численность сотрудников составляла порядка 45 человек, сейчас остался 21 человек. Мы занимаемся химчисткой одежды, стиркой, чисткой и обработкой ковровых изделий, а также химической обработкой и чисткой обуви. Кроме услуг для населения, у нас есть еще одно направление – это стирка вещевого довольствия министерства обороны Российской Федерации в рамках госзаказа.

- Давайте сразу перейдем к главному. Как вашему предприятию удалось выжить во время пандемии?

- На самом деле, помогли несколько факторов. В первую очередь, конечно, государственная поддержка. Мы попали в список пострадавших отраслей и смогли дважды получить финансовую помощь.

- В чем эта помощь заключалась?

- Что касается нашего предприятия, господдержка прошла в два этапа. На первом этапе мы получили денежный транш на выплаты минимальных заработных плат. То есть появилась возможность платить 12130 рублей каждому работнику предприятия в течение 4 месяцев. На втором этапе нам предоставили кредит. Здесь был расчет по 12130 рублей на человека сроком на 6 месяцев. Но в случае с кредитом есть нюансы, которые стоит уточнить. Во-первых, кредит беспроцентный. Во-вторых, если предприятие сохраняет все рабочие места, и потеря штата составляет не более 10%, то возвращать кредит не нужно. Причем в эти 10% входила любая потеря сотрудников, в том числе увольнение по собственному желанию. Срок по кредиту у нас истекает 1 мая. В итоге мы смогли соблюсти все условия, поэтому для нас кредит стал безвозмездной помощью. Скажу честно – нам эти деньги реально помогли, без них мы просто не смогли бы справиться даже при наличии каких-то собственных средств. Поэтому и я лично, и все наше предприятие реально выражаем огромную благодарность федеральным и местным органам власти за эту поддержку, за счет которой предприятие пережило пик пандемии.

- Был ли какой-то особый порядок обращения за господдержкой?

- Механизм был достаточно простой. После опубликования постановления правительства, нужно было в электронном виде подать необходимые документы в компетентные органы. И всё, больше не требовалось ничего. Рассматривали обращения достаточно быстро. Все прекрасно понимали, что если предприятие не получит поддержку сегодня, то завтра этого предприятия уже может не существовать, оно просто не сможет выжить и закроется.

- Александр, скажите, какие документы для отчетности вам теперь нужно предоставить, чтобы доказать, что вы выполнили все условия по кредиту?

- На самом деле, никаких особых документов нам предоставлять никому не нужно. Контролирующие органы отслеживают всё без нашего участия. Они сами формируют отчеты на основании данных по отчислениям в пенсионный фонд и налоговые органы.

- Давайте ещё раз проясним ситуацию – ваши сотрудники во время пандемии получали минимальную зарплату – 12130 рублей? Или были какие-то еще дополнительные выплаты?

- Всем сотрудникам мы выплачивали полноценную зарплату, которая указана в штатном расписании, а также выплачивали все необходимые отчисления в ПФР и налоговую. Просто эти зарплаты формировались из двух частей – 12130 рублей нам давало государство на каждого сотрудника, а недостающую сумму мы платили работникам из собственных средств. Тем более, что предприятие во время пандемии всё-таки работало.

- Остановимся на этом пункте поподробнее? В каком режиме вы работали во время пандемии коронавируса, и был ли спрос на ваши услуги?

- Первый месяц мы не работали, как и многие другие организации. Выполняли только свои обязательства по госконтракту. Потом вышло постановление правительства, которое разрешало нам возобновить свою деятельность при условии соблюдения некоторых правил. В итоге, мы сократили рабочий день, предприятие перешло на работу с минимальным количеством людей. Соблюдалась социальная дистанция, все поверхности регулярно дезинфицировали, сотрудники носили маски и перчатки.

- А как вообще поступали заказы, если людям не разрешали выходить из дома дальше 150 метров?

- У нас и до пандемии была услуга, когда по желанию клиента мы приезжали на дом, забирали вещи, чистили их, а потом привозили назад. Именно этот уже ранее налаженный сервис помогал нам работать. Но оговорюсь, заказов было не так много. Вначале причиной было даже не отсутствие финансов у населения, а страх контакта. Ну, в принципе, это было нормально и ожидаемо. Тогда и достаточной информации не было у населения о коронавирусе. Самоизоляция людей очень сильно напугала, поэтому заказов с выездом на дом, конечно, было не очень много. Объективно говоря – их было минимум.

Что делать после пандемии?

- Сейчас мы уже выходим из пика пандемии. Скажите, как теперь обстоят дела с объем заказов – по сравнению с периодом до пандемии?

- Для объективного сравнения нам с вами надо сразу несколько факторов учитывать. Во-первых, есть определенная сезонность. Пик востребованности услуг химчистки – это весна и осень. Осенью люди достают из шкафов теплые вещи, а весной, наоборот, более легкие вещи начинают носить, а зимнюю одежду чистят, приводят в порядок и убирают до следующего сезона. Плюс весной люди активно готовятся к Пасхе, чистят ковры, приводят в порядок не только одежду, но и весь дом. Поэтому весной обычно самый большой наплыв клиентов. Зима и лето – так называемые мертвые сезоны, когда люди едут в отпуск или готовятся к новому году, им в это время просто не до химчистки, есть другие траты и заботы. Так вот даже с учетом сезонности и предстоящей подготовки к Пасхе, сейчас объем заказов упал более, чем на 50% по сравнению с 2019 годом. С 2020-м даже и сравнивать не стоит. Кстати, падение спроса на услугу началось не в 2020 году, а осенью 2019-го, когда стали появляться первые новости о коронавирусе в Китае и других странах. И ещё один нюанс нужно учитывать. Сейчас вроде пик пандемии прошел, нам с вами разрешили контактировать с соблюдением всех социальных норм, но все равно это не позволило нашему населению пользоваться услугой на 100%. Почему? По одной простой причине – все накопления были потрачены за этот год. Если у людей еще и есть какие-то сбережения, то их пока тратят только на еду и предметы первой необходимости. Народ пока еще в страхе, пока все ждут некой стабильности и уверенности в завтрашнем дне. Поэтому сейчас рано даже говорить о восстановлении тех объемов, которые были до пандемии. Это пока просто невозможно.

- Изменилась ли ваша ценовая политика после пандемии? Согласитесь, невозможно удержать цены на прежнем уровне, с учетом, что все реагенты и материалы дорожают с каждым днем?

- Несмотря на то, что вся мировая экономика находится далеко не в завидном положении, но при снятии глобального локдауна все предприниматели попытались вернуть те денежки, которые не добрали за прошедший год. Из-за этого резко подскочили цены. Всё то, что мы закупаем для обеспечения нашей услуги, подорожало сразу в несколько раз. Каждую неделю нам сообщают о подорожании того или иного реагента, материала, оборудования, запчастей. Все дорожает с очень высокой прогрессией. Что делаем мы в этих условиях? Мы цены не повышаем. Мы привлекаем собственные средства, заемные средства, но на сегодняшний день мы пытаемся наши цены удержать на том же уровне, на котором они были до пандемии. Если уж совсем откровенно говорить, то цены мы не поднимали с 2018 года. И будем стараться удержать цены дальше, что в сегодняшних условиях очень тяжело. Но мы сами прекрасно понимаем, что повышение цен отпугнет от нас клиентов. Народ итак уже боится всякого рода услуг, а повышение цен ещё сильнее оттолкнет от нас конечного потребителя. Поэтому мы делаем все возможное для того, чтобы не повышать цены. Пока это получается, но что будет завтра – сложно сказать.

Уходить в онлайн – это панацея?

- Во время пандемии все предприниматели постарались уйти в онлайн, начали развивать социальные сети. Как у вас с этим обстоят дела?

- Мы тоже стали развивать соцсети. Это, в первую очередь, дополнительный контакт с населением. Если людям некомфортно нам позвонить, они могут написать в инстаграме, выяснить все вопросы, сразу могут прислать фото своего изделия и получить подробную консультацию. Но если говорить об увеличении клиентской базы благодаря соцсетям – об этом очень тяжело сейчас судить. Понимаете, люди стали активнее, в том числе и в соцсетях. Они к нам приходят, узнают, интересуются ценами. Видно, что они хотят воспользоваться услугой, но вопрос в том, насколько им сегодня это доступно в условиях, когда позади оказался страшный год и непонятно, что ждет впереди. Каждый пока старается попридержать копеечку. Да, хочется воспользоваться нашей услугой. Да, многим это уже необходимо. Да, многие вещи просто нельзя сделать в домашних условиях. Наша услуга объективно нужна населению, тем более после зимы. Если люди начнут пользоваться услугами – это уже показатель стабильности.

- Как вы считает, какие меры поддержки сейчас спасли бы ситуацию и помогли бизнесу остаться на плаву?

- Чтобы начать дышать полной грудью, бизнесу надо пойти в рост. А тут поможет только увеличение благосостояния граждан. Хотелось бы, чтобы остановилась безработица, чтобы экономика встала на те же рельсы, на которых была до пандемии. Чтобы у людей появилась уверенность в завтрашнем дне, чтобы у каждого была зарплата. А если у каждого будет зарплата, значит, и предприятия будут продолжать развиваться, чтобы качественно предоставлять ту или иную услугу. А какие меры помогут? Если, например, не поднимать налоги – это можно приравнять к той же самой финансовой поддержке предприятий. Ведь каждый предприниматель по-любому закладывает определенные расходы именно на оплату налогов. Я хочу сказать, что сегодня любая поддержка со стороны государства очень ощутима для предпринимателей. Любая помощь будет сказываться положительно.

- А можно ли на данном этапе говорить о каких-то планах и перспективах в вашей отрасли?

- Пока у нас есть задача удержаться на том уровне, на котором мы находимся сегодня. В идеале – подняться до объемов работы, которые были до пандемии. А когда выйдем на прежний уровень – будем уже говорить и о перспективах дальнейшего развития.

 

Комментирует президент ТРО Фонд «Собиз Инвест» Татьяна Еремина:

- Сфера услуг во время пандемии, действительно, очень сильно пострадала. Некоторые предприятия получили господдержку. Но малому и среднему бизнесу эта поддержка требуется и сейчас. Предприниматели ещё не оправились от того кризиса, который в экономику привнес коронавирус. Сейчас с одной стороны перед МПС стоит задача восстанавливаться, набираться сил и развиваться. С другой стороны – многие слишком сильно истощили свои ресурсы во время локдауна, у них сейчас банально нет средств даже на то, чтобы просто прийти в себя, не говоря уже о каком-то росте и развитии. И не надо забывать про основной закон рыночной экономики: спрос рождает предложение. Чтобы был спрос – помощь, в том числе и финансовая, требуется сейчас не только бизнесменам, но и их клиентам. Потому что без денег невозможно восстановить покупательскую способность, а без покупателей бизнес просто умрет. Как выбраться из этой ситуации? Предлагаю вместе поискать пути решения 15 апреля на нашем круглом столе, который как раз посвящен теме выживания мелкого и среднего бизнеса во время пандемии и после неё. К участию приглашаем представителей МСП, экспертов и представителей органов власти. Будем очень рады конструктивному диалогу.

 

Комментарии

Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.